Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Страшнее пистолета

Наталия Ильина
(1914-05-06 - 1994-01-12)
 
Раздел: юмор
 
Разделы
 
Афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Наталия Ильина
Страшнее пистолета
     
     
* * *
     
     Сколько-то лет назад некая Селиверстова заняла по обмену одну из трех комнат квартиры 
в центре Москвы. Две другие комнаты принадлежали вдове Гавриловой. Фамилии, разумеется, 
вымышленные... Площадь Гавриловой делил с ней ее друг сердца, который спустя некоторое 
время был уличен в нечестных заработках, арестован, судим и выслан. Гаврилова и 
Селиверстова с первого взгляда друг другу не понравились. После отъезда гавриловского друга 
дамы остались наедине, но это отношений их не улучшило. Соседки стоили одна другой, и не 
следовало бы вмешиваться в эту квартирную склоку, если б не одна подробность. Дело в том, 
что несколько общественников данного дома приняли в склоке участие чрезмерно горячее... 
Особенную активность проявили трое немолодых людей: т. Кореневу за семьдесят, т. Павлову 
под семьдесят, а т. Федяевой за шестьдесят.
     Когда судебные исполнители явились на квартиру Гавриловой, чтобы описать имущество, 
в качестве понятых присутствовали тт. Павлов и Федяева. И не просто присутствовали! Они 
работали. Они выдвигали ящики, шарили по углам и страстно спорили с т. Гавриловой, если 
она утверждала, что данная вещь – ее личная собственность и описи не подлежит. Трудно 
понять, почему эти люди лучше хозяйки знали, что чье. Но подобная осведомленность иногда 
встречается. Вспомним грибоедовскую старуху с ее возгласом: "Уж чужих имений мне не 
знать!"
     Гаврилова затем обратилась в Мосгорсуд, прося исключить из описи некоторые вещи. И 
тут же в Мосгорсуд пришло письмо: общественники – тт. Коренев, Павлов и Федяева – 
требовали дать им возможность выступить на суде. Письмо было также подписано 
председателем домкома и председателем товарищеского суда. Однако позже выяснилось, что 
оба председателя не только не подписывали письма, но и ничего о нем не знали!
     Итак, упомянутые общественники, обеспокоенные тем, что Гаврилова может обмануть 
членов суда, не слишком хорошо разбирающихся в чужих имениях, рвались суду помочь. Для 
этой высокой цели не погнушались низкими средствами, ибо подписи председателей, надо 
думать, были подделаны...
     Суд состоялся. Иск т. Гавриловой был частично удовлетворен. С этим решением 
согласилась и судебная коллегия Верховного суда. Успокоиться бы общественности! Но они 
успокоиться никак не хотели, продолжая письменно и устно оспаривать решение суда. О, 
конечно, бывают люди, хлопочущие из одного только сжигающего их чувства 
неудовлетворенной справедливости... Эта ли благородная страсть руководила нашими 
общественниками?
     В учреждение, где работала Гаврилова, поступило письмо от группы лиц, возглавляемой 
все теми же Кореневым, Павловым и Федяевой. В письме, помимо прочего, утверждалось, что 
Гаврилова: а) повинна в смерти своего первого мужа и б) что звание заслуженной артистки она 
получила не по заслугам, а по знакомству. Авторов письма вызвали и сообщили им, что их 
обвинения бездоказательны и ложны. Авторов это нисколько не обескуражило. "Сигналы" 
продолжались.
     Сначала телефонный – в учреждение позвонил Павлов и сообщил разные порочащие 
Гаврилову сведения. Затем вновь пришло письмо, подписанное нашими старыми знакомыми: 
жильцы, дескать, дома удивляются, как терпят на работе Гаврилову, которая много лет была 
связана с уголовным преступником. Затем еще письмо, советующее "обратить на Гаврилову 
серьезное внимание". Это письмо было подписано так: "Общественный инспектор райфо 
Коренев". А обратный адрес был такой: "Советский комитет ветеранов войны". Однако ни 
райфо, ни комитет в составлении письма участия не принимали, писать его не поручали и 
ничего учреждению, где работает Гаврилова, не советовали. Писал и советовал лично Коренев.
     Как видите, наши пожилые активисты пристегивают к своим "сигналам" то жильцов дома, 
то домком, то другие уважаемые учреждения. А действуют в основном по собственной 
инициативе.
     Так, пока т. Коренев по собственной инициативе писал письмо, т. Павлов по собственной 
инициативе "проверял" приятельницу Гавриловой. Зашел в ЖЭК дома, где приятельница 
проживает, отрекомендовался "представителем общественности" и долго выспрашивал: кто эта 
приятельница, да что...
     И Федяева не сидела сложа руки. Трудясь на общественных началах в домкоме, Федяева с 


1 : 2 : 3 : 4 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека