Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Проступок аббата Муре

Эмиль Золя
(1840-04-02 - 1902-09-29)
 
Раздел: история
 
Разделы
 
Афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Эмиль Золя
ПРОСТУПОК АББАТА МУРЭ
     
КНИГА ПЕРВАЯ
     
I
     
     Дошла Тэза и приставила щетку и метелочку к алтарю. Она замешкалась, делая 
приготовления к большой полугодовой стирке, и теперь ковыляла через всю церковь, торопясь 
прозвонить «Angelus»  В спешке она хромала больше, чем обычно, и задевала за скамьи. Около 
исповедальни с потолка спускалась веревка, ничем не обернутая, истрепанная, с толстым узлом 
на конце, захватанным руками и засаленным. Тэза повисла на ней всей своей тяжестью, дернула 
раз, другой, а потом стала мерно раскачиваться, путаясь ногами в юбках. Чепец у нее сбился на 
сторону, широкое лицо налилось кровью.
     На ходу поправив чепец, Тэза, тяжело дыша, возвратилась к алтарю и принялась перед 
ним мести. Пыль ежедневно скапливалась тут – в расщелинах плохо сколоченных досок 
помоста. Щетка шарила по углам и точно сама раздраженно ворчала. Затем Тэза приподняла 
покров с престола и даже рассердилась, увидев, что верхняя напрестольная пелена, и без того 
заштопанная в двадцати местах, снова прорвалась от ветхости в самой середине; сквозь дыру 
виднелась сложенная вдвое нижняя пелена, до такой степени редкая и прозрачная, что через нее 
просвечивал освященный камень, вставленный в престол из раскрашенного дерева. Она 
обмахнула метелочкой эти порыжевшие от времени пелены и с силой провела ею вдоль 
ступени, на которую раньше составила футляры с престола. И, наконец, взобравшись на стул, 
сняла с креста и двух подсвечников желтые чехлы из бумажной ткани. Медь вся была покрыта 
какими-то тусклыми пятнами.
     – Да, их давно пора вычистить, – пробормотала вполголоса Тэза. – Ладно, потру 
как-нибудь красной глиной.
     Тяжело припадая на одну ногу так, что гудели плиты, она побежала в ризницу за 
требником. Не раскрывая книги, она положила ее на аналой, рядом с «Апостолом», обрезом 
внутрь. Потом зажгла две восковые свечи. Унося щетку, Тэза огляделась вокруг, желая 
удостовериться, что хозяйство господа бога в полном порядке. Церковь спала; только веревка 
возле исповедальни все еще раскачивалась от сводов к полу медленно и плавно.
     Аббат Муре только что сошел в ризницу, маленькую холодную комнату, отделенную от 
столовой одним коридором.
     – Доброе утро, господин кюре, – сказала Тэза, ставя в угол метлу. – Нынче вы что-то 
лентяя задали! Знаете, ведь уже четверть седьмого.
     И, не давая молодому улыбавшемуся священнику ответить, продолжала:
     – Вас стоит пожурить. Пелена опять разорвалась. Куда это годится? У нас только одна на 
смену: я уж третий день глаза себе порчу, все штопаю ее… Так вы, чего доброго, оставите 
бедного господа нашего Иисуса Христа и вовсе голым!
     Аббат Муре, не переставая улыбаться, весело проговорил:
     – Иисусу Христу не надобно столько покровов, моя добрая Тэза! Любите его, и ему будет 
тепло: наша любовь согревает его лучше всяких покровов.
     Потом, направляясь к небольшому рукомойнику, он спросил:
     – Что сестрица встала? Я ее еще не видел.
     – Мадмуазель Дезире уже давно на ногах. – Говоря это, Тэза стояла на коленях перед 
старым кухонным шкафом, в котором были сложены священные одеяния. – Она спустилась к 
своим курам и кроликам… Ждет цыплят со вчерашнего дня, а их все нет как нет. Само собой, 
очень волнуется.
     И другим тоном добавила:
     – Вам ризу золотую?
     Священник, уже вымывший руки и сосредоточенно вполголоса читавший молитву, 
утвердительно кивнул головой. В приходе было всего три ризы: лиловая, черная и золотая. 
Последняя служила и по тем дням, когда предписывались белая, красная и зеленая, – и потому 
ее особенно берегли. Тэза благоговейно сняла ризу с полки, застланной синей бумагой, куда 
укладывала ее после каждого богослужения, и положила на шкаф, осторожно отделив от 
вышитой парчи тонкое полотно, в которое риза была завернута. Показался золотой агнец, 
спящий на золотом кресте и окруженный широким золотым сиянием. Ткань износилась на 
складках и образовала вокруг них бахрому; выпуклые украшения порядочно стерлись и 
потускнели. Эта риза служила предметом тревожных забот всего дома: все ужасались, видя, как 


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека