Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Страница любви

Эмиль Золя
(1840-04-02 - 1902-09-29)
 
Раздел: история
 
Разделы
 
Афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Эмиль Золя
СТРАНИЦА ЛЮБВИ
     
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
     
I
     
     Ночник из синеватого стекла горел на камине, заслоненный книгой; полкомнаты тонуло в 
тени. Мягкий свет пересекал круглый столик и кушетку, струился по широким складкам 
бархатных портьер, бросал голубоватый отблеск на зеркало палисандрового шкафа, стоявшего 
в простенке. В гармоничности буржуазного убранства комнаты, в синеве обоев, мебели и ковра 
было в этот ночной час нечто от смутной нежности облака. Против окон, в тени, также 
обтянутая бархатом, темной громадой высилась кровать; на ней светлым пятном выделялись 
простыни. Элен спала, сложив руки, в спокойной позе матери и вдовы; слышалось ее тихое 
дыхание.
     В тишине пробило час. Шумы улицы давно умолкли. Сюда, на высоту Трокадеро, 
доносился лишь отдаленный рокот Парижа. Легкое дыхание Элен было так ровно, что не 
колебало целомудренных очертаний ее груди. У нее был правильный профиль, тяжелый узел 
каштановых волос; она спала мирным и крепким сном, склонив голову, словно к чему-то 
прислушивалась засыпая. В глубине комнаты широким провалом чернела открытая дверь.
     Не слышалось ни звука. Пробило половина второго. Маятник стучал слабеющим стуком, 
уступая власти сна, сковавшего комнату. Ночник спал, спала мебель. На столике, рядом с 
потушенной лампой, спало рукоделие. Лицо Элен во сне сохраняло обычное для него 
выражение серьезности и доброты.
     Когда часы пробили два, покой был нарушен. Из мрака соседней комнаты донесся вздох. 
Зашуршала простыня, и снова все затихло. Затем послышалось прерывистое дыхание. Элен не 
шевельнулась. Но вдруг она приподнялась на постели: ее разбудил невнятный лепет 
страдающего ребенка. Еще полусонная, она поднесла руки к вискам и, услыхав глухой стон, 
соскочила на ковер.
     – Жанна! Жанна!.. Что с тобой? Скажи мне! – воскликнула она.
     Ребенок молчал. Подбегая к камину за ночником, она прошептала:
     – Боже мой! Ей с вечера нездоровилось. Не надо мне было ложиться.
     Элен поспешно вошла в соседнюю комнату, – там уже наступило гнетущее молчание. 
Фитиль ночника, утопая в масле, отбрасывал зыбкий свет, тусклым кружком мерцавший на 
потолке. Склонившись над железной кроваткой, Элен сначала ничего не могла разглядеть. 
Потом в синеватом свете, среди откинутых простынь, она увидела Жанну; девочка вся 
вытянулась, запрокинула голову, мускулы шеи были напряжены, одеревенели. Прелестное 
худенькое личико было искажено судорогой; открытые глаза вперились в карниз портьеры.
     – Боже мой! Боже мой! – вскрикнула Элен. – Боже мой! Она умирает.
     Поставив ночник, она дрожащими руками ощупала дочь. Ей не удалось найти пульс. 
Казалось, сердце девочки перестало биться. Ручки, ножки были судорожно вытянуты. Элен 
обезумела.
     – Она умирает! Помогите! Моя девочка! Моя девочка! – охваченная ужасом, бормотала 
она.
     Она вернулась в свою спальню, бросаясь из стороны в сторону, натыкаясь на мебель, не 
сознавая, куда идет. Потом снова вбежала в комнату дочери, снова припала к ее кроватке, 
продолжая звать на помощь. Она обняла Жанну, она целовала ее волосы, гладила ее, умоляя 
ответить, сказать хоть одно слово. Что у нее болит? Не хочет ли она давешнего лекарства? Не 
полегчает ли ей от свежего воздуха? И она упорствовала в своих расспросах, страстно стремясь 
услышать голос девочки.
     – Скажи мне, Жанна!.. О, скажи мне, молю тебя!
     Боже мой! И не знать, что делать! Такая беда – вдруг, среди ночи! Даже света нет. Мысли 
Элен путались. Она продолжала разговаривать с дочерью, задавая ей вопросы и сама же отвечая 
на них. Что у нее болит? Животик? Нет, горло. Все обойдется. Главное – спокойствие. И она 
напрягала все силы, чтобы сохранить присутствие духа. Но чувствовать в своих руках 
неподвижное, одеревенелое тело дочери было выше ее сил, раздирало ей сердце. Она, не 
отрываясь, смотрела на девочку, судорожно застывшую, бездыханную, она пыталась здраво 
рассуждать, побороть потребность кричать во весь голос. Вдруг, помимо воли, крик вырвался 
из ее груди.
     Она пробежала через столовую и кухню, восклицая:


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека