Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Дамское счастье

Эмиль Золя
(1840-04-02 - 1902-09-29)
 
Раздел: классика
 
Разделы
 
Афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Эмиль Золя
ДАМСКОЕ СЧАСТЬЕ
     
     
     Дениза шла пешком с вокзала Сен-Лазар, куда ее с двумя братьями доставил шербургский 
поезд. Маленького Пепе она вела за руку. Жан плелся позади. Все трое страшно устали от 
путешествия, после ночи, проведенной на жесткой скамье в вагоне третьего класса. В огромном 
Париже они чувствовали себя потерянными и заблудившимися, глазели на дома и спрашивали 
на каждом перекрестке: где улица Мишодьер? Там живет их дядя Бодю. Попав наконец на 
площадь Гайон, девушка в изумлении остановилась.
     – Жан, – промолвила она, – погляди-ка!
     И они замерли, прижавшись друг к другу; все трое были в черном: они донашивали 
старую одежду – траур по отцу. Дениза была невзрачная девушка, слишком тщедушная для 
своих двадцати лет; в одной руке она несла небольшой узелок, другою – держала за ручонку 
младшего, пятилетнего брата; позади нее стоял, от удивления свесив руки, старший брат – 
шестнадцатилетний подросток, в полном расцвете юности.
     – Да, – сказала она, помолчав, – вот это магазин!
     То был магазин новинок на углу улиц Мишодьер и Нев-Сент-Огюстен. В этот мягкий и 
тусклый октябрьский день его витрины сверкали яркими тонами. На башне церкви св. Роха 
пробило восемь; Париж только еще пробуждался, и на улицах встречались лишь служащие, 
спешившие в свои конторы, да хозяйки, вышедшие за провизией. У входа в магазин двое 
приказчиков, взобравшись на стремянку, развешивали шерстяную материю, а в витрине со 
стороны улицы Нев-Сент-Огюстен другой приказчик, стоя на коленях, спиной к улице, 
тщательно драпировал складками отрез голубого шелка. Покупателей еще не было, да и 
служащие только еще начали прибывать, но магазин уже гудел внутри, как потревоженный 
улей.
     – Да, что и говорить, – заметил Жан. – Это почище Валони. Твой был не такой красивый!
     Дениза пожала плечами. Она два года прослужила в Валони, у Корная, лучшего в городе 
торговца новинками; но этот неожиданно попавшийся им по дороге магазин, этот огромный 
дом преисполнил ее неизъяснимым волнением и словно приковал к себе; взволнованная, 
изумленная, она позабыла обо всем на свете. На срезанном углу, выходившем на площадь 
Гайон, выделялась высокая стеклянная дверь в орнаментальной раме с обильной позолотой; 
дверь доходила до второго этажа. Две аллегорические фигуры – откинувшиеся назад 
смеющиеся женщины с обнаженной грудью – держали развернутый свиток, на котором было 
написано: «Дамское счастье». Отсюда сплошной цепью расходились витрины: одни тянулись 
по улице Мишодьер; другие – по Нев-Сент-Огюстен, занимая, помимо угольного дома, еще 
четыре, недавно купленных и приспособленных для торговли, – два слева и два справа. Эти 
уходящие вдаль витрины казались Денизе бесконечными; сквозь их зеркальные стекла, а также 
в окна второго этажа можно было видеть все, что творится внутри. Вот наверху барышня в 
шелковом платье чинит карандаш, а неподалеку две другие раскладывают бархатные манто.
     
     
     – «Дамское счастье», – прочел Жан с легким смешком: в Валони у этого красавца юноши 
уже была интрижка с женщиной. – Да, мило! Это должно привлекать покупательниц.
     Но Дениза вся ушла в созерцание выставки товаров, расположившейся у центрального 
входа. Здесь, под открытым небом, у подъезда, были разложены, точно приманка, груды 
дешевых товаров на все вкусы, чтобы прохожие могли их купить, не заходя в магазин. Сверху, 
со второго этажа, свешивались, развеваясь как знамена, полотнища шерстяной материи и сукон, 
материи из мериносовой шерсти, шевиот, мольтон; на их темно-сером, синем, темно-зеленом 
фоне отчетливо выделялись белые ярлычки. По бокам, обрамляя вход, висели меховые 
палантины, узкие полосы меха для отделки платьев – пепельно-серые беличьи спинки, 
белоснежный пух лебяжьих грудок, кролик, поддельный горностай и поддельная куница. Внизу 
– в ящиках, на столах, среди груды отрезов – высились горы трикотажных товаров, 
продававшихся за бесценок: перчатки и вязаные платки, капоры, жилеты, всевозможные зимние 
вещи, пестрые, узорчатые, полосатые, в красный горошек. Денизе бросилась в глаза клетчатая 
материя по сорок пять сантимов за метр, шкурки американской норки по франку за штуку, 
митенки за пять су. Это было похоже на гигантскую ярмарку; казалось, магазин лопнул от 
множества товаров и избыток их вылился на улицу.
     Дядюшка Бодю был забыт. Даже Пепе, не выпускавший руку сестры, вытаращил глаза. 
Приближавшаяся повозка спугнула их с площади, и они машинально пошли по улице 


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека