Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Деньги

Эмиль Золя
(1840-04-02 - 1902-09-29)
 
Раздел: классика
 
Разделы
 
Афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Эмиль Золя
ДЕНЬГИ
     
1
     
     Часы на бирже только что пробили одиннадцать, когда Саккар вошел в ресторан Шампо, в 
белый с позолотой зал с двумя высокими окнами, выходящими на площадь. Он окинул 
взглядом ряды столиков, где с озабоченным видом, близко придвинувшись друг к другу, сидели 
посетители, и, казалось, удивился, не найдя того, кого искал.
     Один из официантов, торопливо сновавших по залу, пробегал мимо с полным подносом. 
Саккар спросил его:
     – Что, господин Гюре не приходил?
     – Нет еще, сударь.
     Тогда, решив ждать, Саккар сел за освободившийся столик в амбразуре окна. Он боялся, 
что опоздал, и, пока меняли скатерть, стал смотреть на улицу, следя за прохожими. Даже когда 
ему подали прибор, он не сразу заказал завтрак и еще несколько мгновений не отрывал глаз от 
площади, залитой веселым светом одного из первых майских дней. В этот час, когда все 
завтракали, она почти совсем опустела: скамьи под каштанами с нежной молодой зеленью были 
свободны; на стоянке экипажей, вдоль ограды, от одного ее конца до другого, вытянулся ряд 
фиакров; и омнибус, идущий от Бастилии, остановился перед конторой у сада, не приняв и не 
высадив ни одного пассажира. Лучи солнца, падая почти отвесно, заливали светом здание 
биржи с его колоннадой, двумя статуями, широкой лестницей и обширным пространством за 
колоннами, где пока стояли только пустые стулья, выстроенные в боевом порядке.
     Обернувшись, Саккар увидел за соседним столиком Мазо, биржевого маклера. Он 
протянул ему руку:
     – А, это вы! Здравствуйте!
     – Здравствуйте, – отозвался Мазо, рассеянно отвечая на рукопожатие.
     Маленький подвижной красивый брюнет, Мазо недавно, в тридцать два года, получил 
свою должность по наследству от дяди. Казалось, он был всецело поглощен беседой с 
сидевшим напротив него толстым господином с красным и бритым лицом, знаменитым Амадье, 
к которому вся биржа преисполнилась уважением после его прославленной аферы с 
Сельсисскими рудниками. Когда акции упали до пятнадцати франков и на каждого, кто их 
покупал, смотрели как на безумца, он вложил в это дело все свое состояние, двести тысяч 
франков; на авось, без всякого расчета или чутья, с упрямством удачливого тупицы. Потом 
действительно были найдены богатые месторождения руды, курс акций перевалил за тысячу 
франков, и Амадье выиграл около пятнадцати миллионов; его сумасбродная покупка, за 
которую в свое время его нужно было бы посадить в сумасшедший дом, теперь создала ему 
славу одного из самых глубоких финансовых умов. Ему все кланялись, с ним советовались. 
Впрочем, с тех пор он воздерживался от дел, словно был удовлетворен, царствуя в ореоле своей 
единственной легендарной аферы. Мазо, должно быть, мечтал заполучить его в клиенты. 
Саккар, которого Амадье не удостоил даже улыбки, раскланялся с тремя знакомыми дельцами, 
сидевшими за столиком напротив, – Пильеро, Мозером и Сальмоном:
     – Здравствуйте! Как дела?
     – Да ничего… Здравствуйте!
     С их стороны он тоже почувствовал холодок, почти враждебность. А между тем Пильеро, 
высокий, очень худой, с резкими жестами, с ястребиным носом на костлявом лице 
странствующего рыцаря, обычно отличался фамильярностью игрока, который взял себе за 
правило действовать напропалую: он говорил, что терпит полный крах всякий раз, как начинает 
размышлять. У него был буйный темперамент игрока на повышение, тогда как Мозер, 
низенький, с желтым цветом лица, истощенный болезнью печени, напротив, беспрестанно ныл, 
все время опасаясь какой-нибудь катастрофы. Что касается Сальмона, это был очень красивый 
мужчина, который в пятьдесят лет не поддавался приближающейся старости, гордился своей 
роскошной черной как смоль бородой и, считался, необыкновенно ловким малым. Он был 
очень неразговорчив, отвечал только улыбками; никто не знал, играет он на повышение или на 
понижение, да и вообще играет ли он; его манера слушать производила на Мозера такое 
впечатление, что часто, рассказав Сальмону о своих делах и сбитый с толку его молчанием, он 
бежал изменить какой-нибудь ордер на покупку или на продажу ценных бумаг.
     В этой атмосфере всеобщего равнодушия Саккар продолжал осматривать зал 
беспокойным и вызывающим взглядом. Он издали обменялся поклоном еще только с одним 
высоким молодым человеком, красавцем Сабатани, левантинцем с великолепными черными 


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека