Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Иветта

Ги Мопассан

(1850-08-05 - 1893-07-06)
 
Раздел: классика
 
Разделы
 
Афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
Ги де Мопассан


Иветта
     
1
     
     Выходя из кафе «Риш», Жан де Сервиньи сказал Леону Савалю:
     – В такую чудесную погоду не стоит брать фиакр. Если хочешь, пройдемся пешком.
     – С удовольствием, – ответил ему друг.
     – Сейчас только одиннадцать часов, мы придем в самом начале двенадцатого, спешить 
нечего, – заметил Жан.
     Бульвар заполняла оживленная толпа, та веселящаяся, довольная толпа, что движется, 
пьет, шумит и струится в летние ночи, точно полноводная река. Местами огни кафе озаряли 
тротуар и посетителей, которые густым роем облепили столики с бутылками и стаканами, 
загромождая дорогу. А на мостовой мелькали красные, синие или зеленые глаза фиакров, и в 
освещенной витриной полосе на миг возникал угловатый контур бегущей рысцой лошади, 
фигура кучера на козлах и темный кузов кареты. Желтая обшивка юрбеновских фиакров 
яркими пятнами вспыхивала на свету.
     Друзья шли неторопливо, покуривая сигары, перебросив пальто через руку; у обоих в 
петлице фрака был цветок, а цилиндр небрежно сдвинут набок, как это бывает в теплый вечер 
после хорошего обеда.
     Еще со времен коллежа их связывала тесная, испытанная, прочная дружба.
     Жан де Сервиньи, невысокий, стройный, чуть лысеющий, чуть помятый, очень 
элегантный, светлоглазый, с волнистыми усами над изящной формы ртом, неутомимый, хоть и 
томный с виду, крепкий, хоть и бледный, был из породы тех полуночников, которые как будто 
родились и выросли на бульварах, из породы тех хрупких парижан, в которых гимнастика, 
фехтование, душ и паровые ванны искусственно поддерживают нервную энергию Он славился 
кутежами не меньше, чем умом, богатством, связями и широким радушием, а приветливость и 
светская галантность, казалось, были присущи ему от рождения.
     Вообще же он был истый парижанин: беспечный, непостоянный, увлекающийся, 
деятельный и нерешительный, скептик, способный на все и ко всему безразличный; 
убежденный эгоист с великодушными порывами, он расточал свои доходы не в ущерб капиталу 
и развлекался не в ущерб здоровью. Холодный и пылкий, он постоянно давал волю чувству и 
тут же обуздывал его; игрушка противоречивых инстинктов, он уступал каждому из них, но в 
итоге руководствовался лишь трезвым рассудком прожигателя жизни, той флюгерной логикой, 
которая велит плыть по течению и пользоваться обстоятельствами, не давая себе труда 
способствовать им.
     Приятель его, Леон Саваль, тоже человек богатый, был из тех красавцев-великанов, 
которых женщины провожают взглядом на улице. Казалось, этот великолепный тип мужчины – 
своего рода оживший монумент, образцовый экземпляр, какие посылают на выставку. Он был 
не в меру красив, не в меру высок, не в меру плечист, не в меру силен, он грешил избытком 
всего, избытком достоинств. Любовным победам его не было числа.
     Когда друзья подошли к Водевилю, Саваль спросил:
     – Ты предупредил эту даму, что придешь со мной? Сервиньи рассмеялся:
     – Предупреждать маркизу Обарди? К чему? Разве ты предупреждаешь кондуктора, что 
сядешь в омнибус на углу бульвара?
     Несколько растерявшись, Саваль переспросил:
     – Да кто же, в сущности, эта особа? И друг пояснил ему:
     – Она искательница приключений, содержанка, прелестная распутница, вышла бог весть 
откуда, бог весть как проникла в мир авантюристов и там сумела создать себе положение. А 
впрочем, не все ли равно? Говорят, что в девицах она прозывалась Октавией Барден, а значит, 
прозывается и теперь, потому что девкой она осталась во всех смыслах, за исключением 
невинности. Из слияния заглавной буквы имени и сокращенной фамилии получилось Обарди.
     А все-таки она премилая женщина, и ты, при твоей наружности, неизбежно будешь ее 
любовником. Нельзя безнаказанно привести Геркулеса к Мессалине. Впрочем, если вход в этот 
дом свободный, как в любой торговый дам, то вовсе не обязательно покупать предложенный 
товар. Наживаются там на картах и на любви, но не навязывают ни того, ни другого. Выход 
тоже свободный.
     Три года тому назад маркиза поселилась в квартале Звезды, квартале тоже 


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека