Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Графиня Рудольштадт

Жорж Санд
(1804-07-01 - 1876-06-08)
 
Год: 1843
Серия: Консуэло (#2)
 
Разделы
 
Афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
выздоровел,  что  скоро  он  придет  ко  мне;  второй,  бледный  и
сосредоточенный, повторял: «Быть может, не все еще потеряно, будем
надеяться на чудо, которое позволило и вам выйти из могилы». Я  не
понимала  его,  я  была  в  бреду, мне  хотелось  встать,  бежать,
кричать, но я не могла пошевелиться, а у бедного Маркуса  не  было
ни сил, ни времени серьезно заняться моим здоровьем. Все его думы,
все  помыслы  были  поглощены другой, еще  более  важной  заботой.
Наконец однажды ночью — вероятно, это была третья ночь после моего
припадка  —  я  стала  спокойнее  и  почувствовала,  что  ко   мне
возвращаются силы. Я попыталась собраться с мыслями, и мне удалось
встать  на  ноги.  Я  была одна в этом страшном  подземелье,  едва
освещенном могильной лампадой. Я хотела выйти, но дверь  оказалась
запертой. Где же были Маркус, Зденко, а главное — Альберт?  Память
вернулась  ко мне, я вскрикнула, и ледяные своды отозвались  таким
зловещим  эхом, что капли пота, холодного, как сырость  на  стенах
этого  подземелья, выступили на моем лбу; я решила, что  меня  еще
раз  погребли заживо. Что же произошло? Что происходит  сейчас?  Я
упала  на колени и, заломив руки, в полном отчаянии стала  яростно
выкрикивать  им  Альберта. Но вот я слышу тяжелые  неровные  шаги,
какие-то люди приближаются и как будто несут тяжелую ношу. Лает  и
визжит  собака.  Она  первой подбегает к двери,  скребется.  Дверь
открывается, я вижу Маркуса и Зденко — они принесли мне  Альберта,
застывшего, бледного, по всем признакам — мертвого. Его пес Цинабр
прыгает  вокруг хозяина и лижет его опущенные руки.  Зденко  поет,
придумывая нежные и волнующие слова:
   «Усни  на груди твоей матери, бедный друг, так долго не знавший
покоя.  Усни  до утра, а потом мы разбудим тебя, чтобы  ты  увидел
восход солнца». Я бросилась к сыну.
   «Он  не умер! — вскричала я. — О Маркус, вы спасли его?  Он  не
умер? Он проснется?»
   «Не  льстите  себя  надеждой,  сударыня,  —  ответил  Маркус  с
леденящей душу твердостью. — Я ничего не знаю, ни в чем не уверен.
Запаситесь мужеством, что бы ни случилось. Помогите мне,  забудьте
о себе».
   Незачем  говорить, какие усилия мы употребляли,  чтобы  оживить
Альберта.  Благодарение  небу,  в пещере  оказалась  печурка.  Нам
удалось согреть ему руки и ноги.
   «Посмотрите, — сказала я Маркусу, — у него теплые руки!»
   «Можно согреть и мрамор, — мрачно ответил Маркус, — но это  еще
не значит вдохнуть в него жизнь. Его сердце молчит, как камень!» В
этом  ожидании, в страхе, в унынии потекли ужасные часы.  Стоя  на
коленях  и  припав ухом к груди моего сына, Маркус тщетно  пытался
уловить  хоть  какой-нибудь признак жизни.  Почти  без  чувств,  в
полном  отчаянии  я не смела больше выговорить  хоть  одно  слово,
задать  хоть  один вопрос. Молча всматривалась я в  страшное  лицо
Маркуса.  Наступила  минута,  когда я  уже  не  осмеливалась  даже
взглянуть  на  него:  мне казалось, что я  читаю  на  нем  грозный
приговор.
   Зденко  сидел  в  уголке  и,  как ребенок,  играл  с  Цинабром,
продолжая петь. Время от времени он прерывал свое пение и говорил,
что  мы мучаем Альберта, что нельзя мешать ему спать, что он видел
его  таким  в течение целых недель и что Альберт отлично проснется
сам. Уверенность юродивого терзала Маркуса — он не разделял ее.  Я
fe  страстно  хотела верить Зденко, и оказалось, что  предчувствие
меня  не  обмануло.  У  него  был  божественный  дар  предвидения,
ангельская   вера   в   истину.  Наконец   мне   показалось,   что
непроницаемое  лицо Маркуса слегка смягчилось,  нахмуренные  брови
раздвинулись.  Рука  его  задрожала, потом  сжалась  в  кулак;  он
глубоко  вздохнул, отнял ухо от груди моего сына, от  того  места,
где, быть может, забилось его сердце, хотел что-то сказать, но  не


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека