Поиск книг:
Категории:
Авторы:
О произведении

Мы - силы

 
Год: 2003
 
Разделы
 
Афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
Логин:
Пароль:
регистрация
Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта:
Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:
мальчика  и  единственное, за что хвалил, так это за то,  что  Денис
никогда  не забывал покупать для него на рынке соленую рыбу, которую
экономка всегда «забывала» брать для вредного старика.
   Рыба.  Он,  Денис, сам сейчас как рыба. Даже хуже. Рыба  хоть  не
мерзнет.  Или мерзнет? Неважно. Главное, что вода для нее  –  родная
стихия, а вот для Дениса – божье наказание.
   Дверь  в  подъезд  была снесена с петель, и  даже  с  улицы  было
видно, что вода доходит практически до середины ступеней, ведущих на
первый этаж.
   Денис  поднялся  на  площадку и постоял там чуть-чуть,  наблюдая,
как  под  ним мгновенно образовывается водопад, катящийся по  скалам
ступенек.  Джинсы,  намокшие  и не чувствовавшиеся  в  воде,  теперь
отвратительно прилипли к ногам и довольно сильно мешали при  ходьбе.
На  втором  этаже Денис непослушными, посиневшими от  холода  руками
вставил  ключ в замок и вошел в маленькую квартиру. Прошел в комнату
и сразу увидел портрет мамы на телевизоре. Такой, какой она была лет
пять назад. Еще не старой и без обезображивающих ее лицо морщин. Это
за  последние  три года она состарилась. Это последний  год  нервной
работы  в семье Марковых ее доконал. Она умерла быстро. За  два  дня
потухла, а на третий просто не смогла вздохнуть.
   На  похороны  денег  дали  Марковы. Они же  и  присутствовали  на
похоронах.  Они же не пустили никого на них. Только семья нанимателя
и  сын наемной экономки. Она их устраивала, и они честно жалели, что
потеряли такого полезного и недорогого работника. «Что ж, мальчика в
дом.  Не  в  приют же отдавать, и пусть работает,  как  и  его  мама
работала. Только ему даже и денег давать не придется, ведь он  же  у
нас питается…»
   Денис   прошел   в  комнату,  где  обычно  спал  до   наводнения.
Разобранная  мятая постель. Плеер на подушке. Когда отключили  свет,
радио  стало единственным источником информации. Он лежал на постели
h слушал, слушал, слушал, пока не засыпал. Про Питер, про Голландию,
про  Черноморское побережье. Про Дальний Восток, на котором все было
еще  плачевнее,  чем  у Дениса в Пскове. Там к  приливам  добавились
страшнейшие  шторма,  каковых ранее ни один старожил  не  видел.  На
Японию  обрушились волны цунами. Сотни городков были просто смыты  в
океан.   Так   что  обыкновенный  циклон,  вернее,   чуть   страшнее
обыкновенного,  и небольшой потоп были сказкой по сравнению  с  тем,
что  творилось в остальном мире. Единственной, откуда  не  поступали
сведения  о  разрушениях и потопах, была Австралия.  А  в  остальных
местах  везде  творился водяной хаос. Но наверняка в Австралии  было
все не намного лучше.
   Молодой  человек  вернулся  в зал и  достал  из  платяного  шкафа
большую  сумку,  с  которой когда-то ездил на  экскурсию  в  Москву.
«Спорт»,  –  красочно  гласила надпись на  ней.  «Водный  спорт»,  –
написал бы Денис, если бы хотел сделать надпись более актуальной. Из
того  же  шкафа  он  достал пару свитеров и  теплых  носков.  Старые
потертые  джинсы  тоже были изъяты и уложены  на  дно  сумки.  Семен
Викторович  сказал  брать  больше теплых  вещей  и  сменного  белья.
Господи, как же ему хотелось переодеться в теплое и стащить  с  себя
мерзкую,  промокшую и пропитанную грязью одежду. И  пусть  потом  он
снова ее намочит, лишь бы пять минут почувствовать себя в тепле.  Но
нельзя – в особняке ждут его возвращения. Они даже еще не знают, что
доктор  не  придет.  Больницу  просто  подмыло,  и  она  обрушилась,
похоронив  под  собой  и  персонал, и тех, кто  в  ней  оказался  по
различным  причинам.  Денис вздрогнул от  воспоминания  о  перебитой
руке,  торчавшей  из-под куска плиты. Там уже работали  спасатели  –
мокрые и злые, они-то и отогнали мальчика подальше, сказав, чтобы он
шел домой. Идиоты. Если это старинное мощное строение рухнуло, то уж
панельные   пятиэтажки   двадцатипятилетней   давности   и   подавно
обрушатся. Сквозь шум дождя отовсюду доносились плач и крик. Денис и


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 :
Главная| Новости сайта| Авторы| Темы| Контакты| О проекте
© 2009 Домашняя библиотека